Чемал для Алтая

Чемал для Алтая

Чемал для Алтая — это примерно как Южный берег для Крыма: оптимальное сочетание красоты и доступности сделали его главным туристическим центром республики. Крупное село (5 тыс. жителей) в 90 километрах от Горно-Алтайска, с которым его связывают 4 прямых и несколько проходящих рейсов ежедневно. Дорога идёт вдоль Катуни, горы с каждым километром всё выше и живописнее, а турбазы и дома отдыха тянутся один за другим, особенно в 40-километровом "Чемальском тупике", который отделяется от Чуйского тракта в Усть-Семе. В самом посёлке помимо природных красот интересны и рукотворные: скит на каменном острове Патмос и старинная ГЭС в устье речки Чемал.

Как уже говорилось, на Горный Алтай я заехал на пару дней, для первого знакомства. И Чемал, эту light-версию Алтая, я счёл самым подходящим местом. Рассказом о прогулке по Чемальской долине я завершаю серию о путешествии по трём Алтайским регионам.

Первое впечатление от Чемала выглядело так. Горы, церковь Всех Скорбящих Радости (1998) и милейший ослик, который пасётся вокруг автостанции — я видел его и утром, и вечером:

Сама автостанция почему-то обнесена забором с вертушкой, и не имеет перрона — автобусы приходят и уходят с прилегающий площади:

Рядом — центральная улица посёлка, а в её перспективе — Горы. Настоящие высокие горы — то, чего мне больше всего не хватает в путешествиях по Стране Великих Равнин. Высота окружающих Чемал хребтов — около 1330 метров от уровня моря, то есть эти вершины над посёлком нависают как минимум не ниже Останкинской телебашни.

На главной улице оживление — какие-то магазинчики, закусочные, рекламы гостиниц, которых в посёлке довольно много. И хотя я не раз слышал, что в Алтайской глубинке не увидеть славянских лиц, мне Чемал показался даже более русским, чем сам Горно-Алтайск. Впрочем, он и основан был в 1849 году как миссионерский стан, к 1885 разросшийся до села.

Превращение Чемала в курорт же началось в 1920-е годы при участии Екатерины Калининой — жены "всесоюзного старосты", первой леди Кремля, которую в шутку называли Екатрина Третья. К концу 1920-х годов она впала в немилость и в 1926 была фактически сослана в Чемал руководить Чемальской горно-климатической станцией — домом отдыха для партийной элиты, где бывали такие личности, как Молотов или Косиор. Екатерина Ивановна построила в посёлке маслозавод, гараж, склады и даже небольшую ГЭС, а после войны партиный курорт был переделан в детский туберкулёзный санаторий. Саму же Калинину арестовали в 1938 году и отправили в АЛЖИР (Акмолинский лагерь жён изменников родины), откуда она, тем не менее, вышла в 1944 году и ещё и пережила мужа на 14 лет. С Калининой в Чемале связаны многие постройки — например, подозреваю, вот этот "острог" около автостанции, скрывающий внутри котельную:

Лучше всего центр Чемала виден сверху — тут хорошо видно и устройство "острога" (маслозавод, складской комплекс, гараж?) с примыкающей автостанцией, и главная улица с цветастыми магазинчиками, и миниатюрность человеческих построек в сравнении с горами:

А в общем, вид у Чемала почти пасторальный — чистенько, разноцветненько и очень по-простому:

Большая часть посёлка выглядит так — приземистые избы за высокими заборами. На многих объявление "Комната", "Сдам домик в саду" и прочее — туризмом здесь живут. Мужик в кадре, увидев мой фотоаппарт, спросил: "На Патмос?", и получив утвердительный ответ, посоветовал идти за ним. Чуть позже, уже за Патмосом, я встретил этого же мужика с товарищем на тропе у Катуни, где они продавали кедровые орешки (сырые или жареные — 50 рублей за стакан, 100 рублей за пакет), шишки (по 10 рублей) и целебный "золотой корень", или родиолу розовую — Алтайский родственник женьшеня (150р. не помню за сколько).

Довольно много домов в посёлке пустуют, но явно не заброшены — или используются как дачи, или сдаются туристам в высокий сезон. Лучше всего перечисленные свойства видны сверху:

На многих избах сохранились наличники — впрочем, довольно сдержанные:

Вид на Чемал с опушки леса, через который ведёт тропа на Патмос. Хорошо видно, что посёлок стоит меж двух хребтов: слева — Семинский хребет (его крайняя северная вершина Бабырган встречает по дороге из Бийска), справа — хребет Иолго. По долине же протекает Катунь. Зелёное здание в центре кадра — поселковая школа: на Урале и в Сибири они всегда отличаются капитальностью, и среди изб смотрятся дворцами — а иначе в местном климате просто нельзя.

В сосновном бору — часовня Макария Алтайского. Как я уже писал в посте о Бийске и Алтайской духовной миссии. таковых было два: архимандрит Макарий (Глухарёв) основал миссию в 1830 году, митрополит Макарий (Невский) привёл её к расцвету на рубеже 19-20 веков, и оба по частям перевели на Алтайский язык Библию. Так вот, церковь Макария Алтайского в Горно-Алтайске посвящена Глухарёву, а часовня в Чемале — Невскому.

У часовни начинается турзона — группы приходят и приезжают одна за другой. Здесь же и первый развал с кедровыми орешками — торгует женщина-Алтайка с двумя дочерьми. Что самое смешное, у уже упомянутых русских шишкарей дальше по тропе цена и качество абсолютно те же: в Сибири у торговцев сильнейшая корпоративная этика, и даже сев на хлебное место, не принято задирать цены или подсовывать бросовый товар.

А от церкви, мимо невзрачных построек скита за высокими заборами, можно сойти к острову Патмос:

Греческое название здесь не случайно — на Патмосе в Эгейском море, как считается, Иоанну Богослову открылось пророчество Апокалипсиса. В 1849 году миссионеры построили при своём стане церковь Иоанна Богослова, прошедшую позднее ряд метаморфоз — в 1878-95, когда появился новый, более крупный храм, церквушка служила жилым зданием стана, а в 1895-1914, когда основная церковь перешла на баланс селения — вновь действующим храмом. На остров церковь перенесли только в 1915 году, после чего скала в катунском русле стала чем-то вроде "наглядного пособия" для туземцев. Ну а там и апокалипсис в отдельно взятой стране грянул, и церковь его не пережила — ныне остров украшает лишь её реплика. Которая всё же даёт некоторое представление о зодчестве Алтайских миссионеров.

Ныне это скит Знаменского монастыря в Барнауле. но монахини жиивут не на острове, а в уже упомянутых избушках за заборами. Патмос — это исторический памятник и туристический аттракцион, начинающийся с подвесного моста — забегая вперёд, скажу, что таких тут 6 штук, и этот самый прочный. Но ходить по нему не очень приятно, особенно если не один — от вибрации кажется, что идущий сзади наступает тебе на пятки. На островке — маленькая и людная площадка, церковь сама по себе очень невзрачна:

Куда больше меня впечатлили камни, которыми сложены едва ли не все горы в окрестностях Чемала. Я долго пытался понять, камень передо мной или многовековой пень:

Но всё блекнет рядом с самой Катунью, вода в которой действительно бирюзовая:

И неестественно прозрачная. Есть в этом что-то инопланетное:

Катунь у Патмоса вырывается из Ворот Сартакпая — так называеся это узкое ущелье. Сартакпай — герой Алтайского эпоса, местный Геракл, и по легенде это ущелье он пробил своей стрелой. За поворотом — устье реки Чемал с небольшой ГЭС, куда я и направился.

Над ущельем — "козья тропа", по которой непрерывно курсируют туристы:

Чемал остаётся позади:

Виды с каждым шагом всё более и более величественные. Тот редкий случай, когда я жалею, что не читал книжек по композиции и не таскаю с собой 15 килограмм оптики. Приметил я и скалистую гору за Катунью, решив, что непременно туда поднимусь:

Скорость течения здесь — наверное, несколько метров в секунду, по крайней мере точно больше скорости бегущего человека. Рёв порогов слышен наверху:

По бирюзовой воде жёлтыми искрами струятся опавшие листья:

Каменная кора Алтайских гор:

Очередной поворот дороги — и я увидел каменистый Чемал и плотину:

Через Чемал перекинуты ещё два подвесных моста, с которых открываются лучшие виды на ГЭС:

Здесь находится основной туристический "пятак" с деревянными павильончиками и шашлыницами, мало отличающимися от своих аналогов в любом другом туристическом пятаке. Можно купить воды перед подъёмом в горы; из еды предлагают в основном шашлыки и манты, почему-то трубочки со сгущёнкой, и кое-что гораздо более интересное — Алтайские чаи. Пантовый чай — из нескольких трав и молотых оленьих пантов, с шиповником вместо сахара — один из самых вкусных напитков, что я пил. Хаан-чай — традиционная кухня Великой Степи и Тибета, чай с солью, сливками и молоком (правильный хаан-чай ещё и не заваривают, а варят — но здесь не до того), на вкус скорее крепкий бульон. Ещё можно примерить национальный костюм. купить сувениров (в том числе местную национальную дудочку, игрой на которой завлекают покупателей торговцы), прыгнуть с тарзанки или проехать над Чемалом по диагонально натянутом тросу (периодически я слышал вопль и наблюдал таким образом пролетавшего над рекой мужика). В общем, всё по-простому — но ненавязчиво и довольно чисто.

За ГЭС — небольшое водохранилище, которое я бы скорее назвал прудом, а за прудом — Верблюд-гора (около 1000м):

На Чемальскую ГЭС же можно за 150 рублей взять экскурсию (а за 50 — просто пройти на территорию за плотиной, где в общем всё то же самое).

ГЭС — крупнейший из подарков Екатерины Калининой — проектировали ленинградцы, строили заключённые. Её турбины изначально были расчитаны на минимальный сток реки Чемал — то есть, большую часть времени 90% воды просто проходит сквозь водоспуски. Однако энергии хватало чтобы обеспечить курорт и тогда ещё не разросшийся посёлок, а большую часть времени ГЭС обслуживала уже упомянутой туберкулёзный санаторий. Ныне её не хватает даже на это, музейная функция почти вытеснила энергетическую.

В машинном зале — два немецких генератора 1930-х годов, один из которых недавно вышел из строя, и починить его сейчас уже невозможно — таких деталей больше не выпускают. Другой же исправно крутится вот уже 75 лет — слышали бы вы этот грохот!

Пульт управления. Весь персонал ГЭС — два человека:

А в подвале — собственно машинный зал: вода вращает турбину, а вал турбины связан с генератором огромным ремнём. Вообще, экскурсия на ГЭС короткая, но качественная — видно, что экскурсовод действительно знает, о чём говорит, а не повторяет заученные заранее тексты. Возможно, он здесь работает или работал. Странно и то, что несмотря на обилие туристов вокруг, я был единственным желающим увидеть ГЭС изнутри.

Ну а после я направился к мостам через Катунь, которые приметил ещё с "козьей тропы". Переход через реку чуть выше устья Чемала впечатляет — три моста, из которых лишь один висит непосредственно над водой. Гора на заднем плане высотой 1362 метра, и только кажется, что она рядом — по прямой до вершины несколько километров.

У моста я был порядком озадачен, когда обнаружилось, что проход по ним платный — 50 рублей с человека. При этом на том берегу нет вообще никих построек, но в целом, подумал я позже, такая мера вполне оправдана — количество желающих погулять за Катунью падает в разы, что хорошо и для природы, и для желающих с ней пообщаться наедине.

Гора на заднем плане — мыс, омывемый Катунью с двух сторон, его склон справа обрывается как раз в Вратам Сартакпая. Туда-то я и решил забраться, чтобы посмотреть сверху на Патмос и Чемал. Женщина, сидевшая у моста и собиравшая деньги, обнадёжила — до вершины идти около часа, а тропа начинается прямо за мостом. Судя по всему. она туда просто не ходила.

Тропу я увидел сразу, и сразу же по ней пошёл. Вскоре стало ясно, что придётся скорее карабкаться, чем идти, и взойти по такому склону на вершину я может ещё и смогу, а вот слезть — уже вряд ли. Поэтому я остановился, снял пару кадров над лесом, и практически съехал назад.

Дальше ещё минут 10 я побродил вдоль скалистого склона, махнул рукой и ушёл на берег Катуни, где ещё полчаса сидел и любовался, как проносится мимо её неземная вода. Потом пришла компания — два мужичка и две девушки, мужики разделись догола и полезли купаться. Насидевшись у реки, я пошёл обратно ни с чем, думая, как потратить оставшиеся два с половиной часа.

Но видимые горные духи хотели, чтобы я просто не забыл посидеть у Катуни да подумать о вечном, так как за эти полчаса за рекой случилась пересменка, у моста дежурил совсем другой человек, при мне объяснявший семейной паре с ребёнкой простой путь на гору и почти уговавриавший их туда сходить. Как оказалось. на гору есть тропа "по гриве" — только идти придётся в обход. Но тропа настолько пологая, что по ней они даже возят туристов на лошадях, и как показала практика, именно конский навоз оказался идеальным ориентиром. Вот она, эта тропа — так ведь мог выглядить и сам Чуйский тракт, который вплоть до начала ХХ века годился лишь для вьючного транспорта.

И вот я вышел на вершину. Там теоретически тоже есть тропы, но в основном я продирался сквозь траву — что в Сибири вообще-то смертельно опасно из-за энцифалитных клещей.

Вершина у этой горы плоская и довольно большая, поэтому почти все кадры я снимал с разных точек.

Вид вверх по течению Катуни — увы, против Солнца, которое здесь исключительно яркое. Но даже так, думаю, видна мощь катунских порогов:

С другой стороны — Верблюд-гора и пруд Чемальской ГЭС. У правого нижнего края просматривается и скала с мостами, ведущими к подножью.

А прямо, вдалеке (снято многократным зумом) вершина Эрлогол, 1550 метров. В октябре особенно хорошо понятно, почему Алтай — Золотые горы:

Подходим к краю горы. Вот сосновый бор, скрывающий в своей глубине Чемальский санаторий. На скалистой стене хребта Иолго за бором особенно впечатляют оползни:

Сам Чемал как на ладони — если найдёшь точку без берёз. Катунь здесь уже равнинная река, о порогах, видимых с этой же точки, не напоминает уже ничего. На хребте Иолго по карте две вершины почти рядом — Барантол (1334) и Крестовая (1336), какая из них видна отсюда — судить не берусь. На Крестовую можно подняться — на это нужен целый день, но зато с неё видны "белки", то есть 3-4-километровые ледяные вершины "глубокого" Алтая.

Чемал — село реально очень большое, тянется вдоль Катуни на несколько километров, почти сливаясь с Элекмонаром:

А прямо у подножья остров Патмос, к осени превратившийся в полуостров — белая "ватерлиния" показывает летний уровень Катуни:

Церковь Иоанна Богослова сверху выглядит куда живописнее, чем снизу:

И узкий мост над бирюзовой водой, где рядом подводные скалы и отражения скал:

Вот так произошло моё первое знакомство с Алтаем, и очень хочется верить — не последнее. Я знаю, что Чемал не идёт ни в какое сравнение с тем, что можно увидеть в глубине гор. Когда-нибудь я вернусь на Алтай искать свою дорогу на Беловодье.

Добавить комментарий